Тренировочный рассказ про тревогу 2

Алена Коновалова, Сублимация

Герои: Солнце и Луна
Нарратив: Их смена друг другом.

Я лежал на поле, на спине и смотрел на небо уже несколько часов. Меня пожирали комары, по мне лазили какие-то мошки и муравьи и если бы не одна веселая таблетка, которую я съел, отправляясь на сегодняшнюю прогулку, то фиг бы я пролежал так и 5 минут. Это только кажется, что развалиться летом на травке и смотреть в небо такое романтичное занятие духовно богатых особ. На деле же ты быстро понимаешь, что трава почему-то нифига не мягкая и нежная, она перестает быть такой после 2й минуты. А дальше влажность земли, насекомые и в целом ощущение неправильности происходящего при соблюдении всех формальных факторов.
Благо сейчас я это хитро обошел все преграды и мог спокойно фантазировать о мудром и всеобщем без заземления на эту всю скучную физическую реальность.
Мое пристальное внимание привлекало то, что наступали сумерки. Я спокойно мог погрузиться в свои фантазии, нашептанные мне тысячелетней культурой и чуть подправленные мной лично по моему вкусу.
Солнце, этакий добрый молодец, в шапке-ушанке, народной рубахе, красном кушаке и с широкой молодецкой ухмылкой, уходящий в ночь от своей жены гулять. Первый парень на деревне, на которого украдкой заглядываются в юности все девки и тайно вздыхают, окажутся ли именно они достойными, чтобы он обратил внимание, посмотрел, позвал гулять, выбрал в жены.
Луна. Избранная в спутницы, как лучшая, наидостойнейшая, чтобы ежедневно уходить от нее в день, чтобы светить и красоваться своей широкой ухмылкой на публике, как какой-нибудь известный комик. И уходить от нее в ночь, чтобы было свое индивидуальное пространство, куда она никогда не заглянет и из-за того, что ей это не позволяется и потому, что ей просто неинтересно.
Солнце. Выбранный в мужья, как лучший, самый достойный, харизматичный, на зависть всем девкам, такой, каким можно гордиться, на фантазии о котором комфортно опираться, как на каменную стену. Который уходит каждую ночь неизвестно куда (да иногда и неинтересно, если все же попытается объяснить), оскорбляя этим, но давая выходить и светить его отблесками перед всеми и чувствовать себя уже хотя бы в этом состоявшейся. И уходить от него в ночь, чтобы было свое индивидуальное пространство, заниматься своими пусть не такими уж яркими штуками, больше архетипически подходящими к роли спутницы, чем к роли лидера. В это ее пространство он никогда не заглянет и потому, что не захочет причинить ей неудобство своим вторжением и потому, что ему просто неинтересно и не хочется, чтобы стало самому дискомфортно от того, насколько ему непонятно это все.
Лежу я и думаю. Что же такое тогда сумерки, закат, рассвет. Что из этого секс, а что семейный ужин, а что традиционный вечерний сериал?

Для иллюстрации поста используется работа Виктора Эль-Сафади.

Учусь психологии, консультирую как начинающий специалист.

Интересуюсь разницей карт в различных подходах к практической работе и границами применимости методов, поэтому на данный момент идеологически мультимодальна в обучении, в практике и в своей собственной терапии.

Пишу проективные рассказы. Делюсь в блоге заметками и всем тем, что показалось мне интересным на тему терапии.

Запись на консультацию ко мне доступна по ссылке: https://calendly.com/alena_konovalova

Птички