Прогулки в ад

Недорого

Как бы ни хотелось сделать терапию восходящим непрерывным движением от«плохого» к «хорошему», как бы ни старались мы обеспечить безопасность и адекватность интервенций, сама логика процесса роста, преодоления травматического опыта предполагает столкновение с ужасом и необходимость самостоятельно с ним справиться. Увы, без этого никак.

А уж о том, чтобы найти что-то, что будет по-настоящему пугающим, психика позаботится: решившему вырасти над своей травмой неизбежно придётся увидеть в себе и Другом то, чего не хотелось бы видеть даже в кошмарах, потерять то, что наиболее дорого и уничтожить то, что хотелось бы сохранить любой ценой.

 

Конкретика

Что предлагаем

 

  • Честность, граничащую с безжалостностью;
  • Открытость почти до растворения;
  • Хардкорную психологическую работу с действительно важным.

Кому предлагаем

 

  • Тем, для кого важно содержание, а не форма;
  • Тем, кто уже достаточно разочаровался в попытках справиться с экзистенциальным кризисом прогулками, работой, КПТ и промискуитетом;
  • Тем, кто готов открыть глаза и увидеть.

Как оно происходит

 

  • Со стороны — всё прилично: психологическое консультирование онлайн;
  • Внутри — интересное своей опасностью путешествие в отдалённые уголки психики и знакомство с её обитателями.

Лозунги

Идти туда, где страшно

Страх — хороший компас. Если непонятно, куда двигаться в терапии, всегда можно задать себе вопрос: «а куда идти вот точно бы не хотелось?». Не факт, что прямой ответ укажет направление, но практически гарантированно будет полезен в его поисках.

Что можем — делаем. Чего не можем — не делаем

Если некогда определённая форма поведения сформировалась и закрепилась, значит, она была достаточно эффективной. То, что помогло преодолеть ужасные условия в прошлом может являться проблемой в настоящем, но это не повод для обесценивания.

Не стоит недооценивать травматиков

Те из них, кто дошёл до специалиста, сильны, и эта сила достойна уважения. Те, кто был слаб, просто не выжил. А значит, задачи, стоящие перед травматиком, действительно сложны. Но из этого не следует, что их невозможно решить.

Уважение к психотическому

Психотические переживания — это не только повод для назначения нейролептиков и использования вязок: это контакт с творчеством, Сакральным (с Большой Буквы) и вообще метод разрешения многих проблем в работе психики.

Принятие сложности

Сложные случаи встречаются. Это нормально. И действительно бывает так, что стандартные решения «по гайдам» не помогают или не могут быть применены. Это хороший повод поискать менее очевидные варианты. Искать новые способы, а не осуждать человека.

Отыгрывание и анализ

Анализ без отыгрывания уныл и бесплоден. Отыгрывание без анализа деструктивно и вообще петля положительной обратной связи. Только сочетая эти два компонента возможно получить хоть какой-то шанс на выход за пределы повторяющихся проблемных сценариев.

Миф о норме

И его влияние

В индустрии психического здоровья существует утверждение, согласно которому существует некий правильный способ существования и самоощущения, который с этим самым здоровьем ассоциируется. Оно имеет разные версии: от пресловутого «Kinder, Küche, Kirche» до «принудительных медитаций и  просветлений». Эта точка зрения даже нашла своё символическое воплощение в образе Золотой Бабочки.

И плевать на тех, у кого лепидоптерофобия. «Бабочки милы, а если кому-то это не кажется очевидным, это его проблемы, это с ним что-то не так».

Собственно, основная идея этого ресурса и всего, что с ним связано, в отказе от насильственного счастья. Этот принцип мы стараемся доносить в текстах, использовать в работе и практиковать в повседневной жизни.

Сама концепция реализации предполагает достаточный уровень свободы в целеполагании: человек имеет право не только на счастье, но и на страдание, не только на жизнь, но и в равной степени на смерть, и кто мы такие, чтобы утверждать, что знаем, что именно ему нужно?  И если он решает пожертвовать какими-то аспектами своего благополучия во имя чего-то, что считает важным, имеем ли мы право его за это осуждать?

Безусловно, нет. Реализация действительно важнее любых адаптаций.

 

Боль, отчаяние и паранойя

Верные друзья, надёжные защитники

Зачастую люди идут в терапию, чтобы получить ощущение безопасности. Это здоровое стремление, и само его принятие уже может иметь выраженный терапевтический эффект, по крайней мере, в некоторых случаях. Однако честным будет предупредить: в самой сложной, наиболее критической ситуации, в эпической финальной битве за собственную — нет, не жизнь, гораздо важнее — реализацию, вы будете одиноки.

В решающий момент вас бросят все: ни друзья, ни родные, ни специалисты не смогут прийти на помощь. И это хорошо, поскольку никто внешний не будет претендовать на вашу победу, когда всё закончится. Однако не думайте, что у вас совсем не будет союзников: боль поможет двигаться дальше, придаст достаточно злости, чтобы не останавливаться; отчаяние не позволит свернуть назад — ведь в этом нет никакого смысла, а паранойя даст возможность критически посмотреть на взаимодействия с Другими и верно ответить на главный вопрос терапии: «Убить себя или другого?».

Все мы родом из детства

И несём на себе его клеймо

Достаточно часто приходится слышать о том, что «археологические раскопки» детско-родительских отношений и анализ семейной истории в поисках инсайтов — занятие не просто бесполезное, но и вредящее «реальной работе здесь-и-сейчас». Что ж, иногда это действительно так, и воистину счастливы те, кто и правда не нуждается в этом, чей отказ от погружения в детские воспоминания и контекст тотальной беспомощности на самом деле продиктован отсутствием целесообразности, а не страхом.

Однако такое бывает редко. Не зря же психологи придумали метафору «внутреннего ребёнка» как персонификацию тех установок и моделей поведения, которые мы усваиваем в первые годы жизни. Психика — достаточно иерархичная штука, и базовые её структуры закладываются именно в этот период. И к сожалению, обычно «внутренний ребёнок» травматика выглядит примерно так:

Можно ли ему помочь? Неизвестно. Но это придётся сделать. В чём будет заключаться помощь — решать вам (и только вам). Иногда речь может идти не более чем о корректной эвтаназии, и горе тому, кто этого не понимает! В конце концов, отказ от всего того, чему мы научились в раннем возрасте, процесс болезненный и приносящий страдания, но он даёт пространство для формирования нового.

 

Да, возможно, милосерднее в некоторых случаях этого измученного маленького ребёнка было бы убить. Тут вспоминается Колыбельная Чака Паланика и Тайные виды на гору Фудзи Пелевина. Но к сожалению, возможно, придётся идти не туда, не в эвтаназию, а сквозь это. И это тяжёлая дорога. В процессе пути она может показаться самой тяжёлой из всех, которые вообще когда-либо в жизни встречались.

Но выбор альтернативы тоже не сахар. Поэтому иногда приходится идти, несмотря на то, что результат выглядит иллюзорным и в голове крутится, что вероятность пройти эту дорогу пятьдесят на пятьдесят. Но есть дорога. И по ней можно просто идти. Такое простое и бытовое топ-топ. Переставил одну ногу, за ней переставил вторую. И наша задача как спутников просто идти рядом, развлекать вас разговором и иногда, в процессе пути, предлагать посмотреть по сторонам.

Работает ли терапия?

Лучше не будет

Может ли терапия сделать «лучше» — в том самом  смысле, который так трудно выразить словами, который ускользает от любых попыток дать сколько-нибудь конкретное определение? В общем случае, вероятнее всего, ответ будет отрицательным. «Улучшение» обычно происходит не в форме внезапного получения ответов на экзистенциальные вопросы, а в виде перехода в состояние, в котором они становятся несколько менее актуальны. Терапия — хорошая штука, но серебряной пулей для решения всех жизненных сложностей она явно не является: бывает необходимым, но почти никогда — достаточным действием в этом направлении.

Счастье (которое слишком часто и слишком широко используется в значении «эустресс» или «эйфория») — достаточно неестественное состояние для психики, и уж точно мозг не очень приспособлен к тому, чтобы испытывать его постоянно.  Поэтому терапия — точно не про то, чтобы стать счастливым. И даже не всегда о том, чтобы стать менее несчастным. Она в гораздо большей степени ориентирована на выход из парадигмы, в которой счастье / успех и прочее подобное является основополагающей метрикой. Она как раз про осознание того, что свет в конце тоннеля — это обычно огни несущегося навстречу товарняка, и про то, что вовсе не обязательно радостно под него бросаться.

Психотерапия – это не создание моделей, в соответствии с которыми человеческое страдание находит выход и получает название; психотерапия — это исследование страдания.

Альдо Каротенуто

Психоаналитик, писатель.

Несколько более привычная оценка

Святой Грааль «научно-обоснованной, клинически эффективной и эмпирически подтверждённой терапии», о котором так много говорят продажники от индустрии душевного здоровья на сегодня не найден.

Однако как-то обосновывать баснословные счета специалистам нужно, и некоторое количество публикаций по теме существует уже сейчас. Без них сложно было бы объяснить потенциальным клиентам или страховым компаниям причину, по которой час разговоров сопоставим по стоимости с аналогичным периодом времени использования службы эскорта.

Но там (по крайней мере, в теории) хотя бы удовольствие получить можно.

Для тех, кому не хочется лишний раз гуглить ниже представлен достаточно подробный обзор соответствующей макулатуры литературы с указанием источников.

Дотошный читатель, который не поленится с ними (источниками) ознакомиться, наверняка получит свою дозу негодования относительно методологии вообще (и использования статистических методов — в частности), но не будем дальше спойлерить, предоставив ему возможность получить удовольствие самостоятельного формирования первого впечатления.

Подходы и методы

Основная идея заключается в том, что для решения конкретных задач в терапии нет необходимости использовать эффективные методы и строить достоверные модели.

Соответственно, вопрос вида «КПТ или психодинамика» не имеет смысла, а ответ на него сколько-нибудь существенного значения: нам не требуется «понять, как всё на самом деле устроено», «что действительно происходило в ранней истории» (у нас здесь терапия, а не уголовное расследование).

Всё, что нам необходимо, и чего точно будет достаточно — это построение моделей и методологий, которые будут «вполне правдоподобными» для всех участников процесса.

Конкретная форма — вторична: это может быть заполнение ПРДМ, свободное ассоциирование на кушеточке, да хоть горячие стулья.

Главное — чтобы они были достаточно убедительны в данном контексте.

Пара слов о патологиях личности (вообще и ПРЛ в частности)

Личностные расстройства — сложная для корректировки штука. Фармакологические методы терапии существуют, но имеют достаточно ограниченную область применения.

Психотерапевтические воздействия разработаны, но применение их сопряжено со значимыми сложностями в ряде случаев. А действительно эффективные методики законодательно запрещены в большинстве стран.

Было бы нечестным говорить, что концепция реализации — панацея и лишена всех этих недостатков, но она хотя бы немного менее унылая, чем классическое DBT.

Доверие к «автоматике» как основа терапии

Как уже было сказано выше, люди, пережившие травматический опыт (а к этой категории можно достаточно смело относить почти всех клиентов, обращающихся к психологам и психотерапевтам), сильны. Просто потому, что смогли дожить до обращения к специалисту, сохранив хотя бы номинальную свободу и адекватность.

А это означает, что у человека есть (ну, или, как минимум, была) какая-то система, позволяющая справляться с весьма значимыми сложностями.

И одна из основных задач терапевтического процесса — способствовать её активации.

Как конкретно это будет делаться, — зависит от множества факторов, но направление действительно эффективной терапии будет куда-то в ту сторону.

Базовые концепции

Безусловно, они, как и любые другие модели, могут не подходить в любом конкретном случае, но в целом достаточно часто оказываются полезными, по крайней мере, на начальных этапах, пока не будут сформулированы более точные, лучше отражающие специфику человека и его состояния.

Право быть

Достаточно часто приходится сталкиваться с тем, что некие проявления, трактуемые как симптомы и / или признаки дезадаптации являются формой самоподавления, целью которого является избегание конфронтации со средой.

принятие хорошего

Существенной сложностью в практической работе является наличие [гипотетического] механизма, который значительно затрудняет получение положительного подкрепления (почему примитивная дрессировка и не работает).

расщепление и интеграция

Довольно полезным для практических целей может оказаться (а может и нет, да) рассмотрение психики как достаточно неоднородной конструкции, состоящей из вполне автономных частей.

Когда в опасности наиболее безопасно

Почему травматики склонны к повторению одних и тех же, зачастую весьма разрушительных и болезненных для них (а порой и для окружающих тоже) сценариев?

Иногда удобно в качестве объяснительной модели принять концепцию возвращения в состояние комфортного оцепенения. Речь не о пресловутом «да тебе просто нравится, когда тебе плохо», нет, ни в коем случае!

Здесь другое: на пике ретравматизации срабатывают хорошо освоенные эффективные механизмы защиты, и человек просто перестаёт чувствовать что-либо (да, можно вспомнить диссоциацию, ДП/ДР и антагонисты опиоидных рецепторов как средство обеспечения рискованных, но очень интересных экспериментов).

Поведение и мышление (давайте для удобства считать, что второе не является подмножеством первого, так привычнее) травматика в данном случае логично и объясняется получением мощного положительного подкрепления: человек не может избавиться от тревоги, снизив её, но если пойти в другую сторону и многократно её усилить, психика утратит чувствительность, и станет хотя бы на время менее болезненно.

Кто здесь?

Лобанов Виталий

Лобанов Виталий

Клинический психолог

Прошёл путь от пациента психиатрической больницы до клинического психолога, умудряется даже гордиться этим. Не сумев найти подходящего психиатра, выбрал для себя самолечение, но никому его не навязывает. Из интересного — сертификат Master Psychopharmacology Program от NEI (который Стал aka Шталь) и куча прохладных историй трофеями из прошлого. Некогда работал в IT, не ожидая, что перейдёт в сферу душевного здоровья, да ещё и сразу в двух очень разных ролях. Не верит в розовых пони, но умеет работать с фантазиями о них.

Лет в индустрии

суицидальных попытки

госпитализации

%

Упоротости

Расценки Виталия

Коновалова Алена

Коновалова Алена

Студент-психолог

Считает, что все модели неверны, но некоторые из них полезны. Идеологически мультимодальна, поскольку стремится не формировать чрезмерной ограничивающей привязанности к какому-либо методу, сохраняя объёмность восприятия. Сочетает в себе интерес к документальной фотографии, дизайну одежды и прикладной рациональности. В настоящее время получает образование в области клинической психологии, на текущий момент прошла ДПО в сфере консультативной деятельности, в рамках которой оказывает услуги. Специализируется на странном.

Год в индустрии

суицидальных попыток

госпитализаций

%

Упоротости

Расценки Алены

Мы живем в отчуждении от окружающих нас людей, от богов и – что хуже всего – от самих себя. Интуитивно мы все это понимаем.

Известно, что человек – злейший враг самому себе. Мы постоянно стремимся воссоединиться со своим Я, вернуться домой, но затем снова покидаем свой дом, правда, на сей раз делаем это иначе.

Наверное, у нас уже нет того дома, куда бы мы могли вернуться. Нам нельзя вернуться в материнское чрево, хотя мы пытаемся сделать это, и лишь очень немногие из нас верят в царство небесное. Поэтому мы всегда живем бездомной жизнью, независимо от того, осознаем мы это или нет.

Джеймс Холлис

Психоаналитик.

Да что же такое эта ваша терапия?

И что конкретно вы предлагаете?

Довольно сложно описать словами, на самом деле. Это и про «контакт» между клиентом и терапевтом, но явно не только про него: основная работа вообще происходит не на сессиях, а между ними, и безотносительно их содержания. Это в какой-то степени и про научение, но им явно не ограничивается: зачастую клиент в широком смысле оказывается многократно компетентнее терапевта, и ещё неясно, кто у кого может поучиться.

Есть несколько шизотерическая концепция «контакта бессознательного клиента с аналогичными структурами терапевта посредством зеркальных нейронов» (упрощённое изложение модного в психоаналитических кругах взгляда), и она выглядит вполне неплохо, если только воспринимать её как метафору, а не как прямое и корректное описание механизма работы всего этого.

Но если уж допускать метафоры, зачем использовать промежуточные решения? Давайте обратимся к искусству с его мощными художественными образами и попробуем сформулировать ответ в виде некоторой их последовательности. Так будет честнее.

 

Пройдите свой путь

К РЕАЛИЗАЦИИ

Сублимация

Тарапия, как и творчество, в некотором важном смысле является обманом: она обещает «освобождение», которое заведомо невозможно в рамках законов физического мира.

Как и творчество, она предполагает пробуждение, выход глубинных интенций: иногда в символической форме, иногда в виде прямых поведенческих актов. Она предлагает контейнер, виртуальную среду, в которой скрытые интенции получат право манифестировать.

Она может дать иллюзию легализации всего того, что не может быть достаточно легитимным, «виртуальную среду», в которой на некоторое время возможно поверить в то, что «право быть» действительно существует.

И, как и творчество, она обманчива: глубинные инфантильные проявления действительно и на самом деле никому не нужны. Они будут отвергнуты, они не могут быть приняты иначе, как в виде проекций и эктернализаций.

И то, что было ярким и живым, пока находилось в тени, поблекнет и потеряет бóльшую часть своего содержания, будучи проявленным вовне. Оно вызывает чувство стыда и неприятия своим несовершенством.

Его существование не может быть обосновано, но оно и не должно иметь обоснования: оно лживо — в том смысле, что компромиссно, — но только в такой форме оно и может существовать.

Сублимация — процесс принципиально не удовлетворяющий, но вопрос об удовлетворении здесь и не ставится: скорее речь идёт о выборе формы проживания фрустрации, и в этом смысле она, сублимация, является не самым плохим вариантом.

На сайте много текстов

Возможно, имеет смысл с ними ознакомиться

Порой для принятия решения о том, стоит ли работать с конкретным психологом, бывает важна возможность ознакомиться с тем, что он пишет о предмете своей профессиональной деятельности.

В данном случае такая возможность есть. Для удобства читателя тексты поделены на две категории: в первую входят те из них, которые либо имеют некоторую доказательную базу и ссылки на источники (и / или отражающие устоявшееся мнение академического / клинического сообщества по рассматриваемому вопросу), во вторую — более субъективные, в большей степени демонстрирующие хитросплетения мышления автора и его (мышления) специфические искажения.

А некоторые отдельные примеры вы можете наблюдать в «карусели» ниже.

Досадный повторяющийся сценарий

Хочется написать об одном очень изощрённом способе инвалидации. Пишу.  Думаю, многие травматики сталкивались (и, к сожалению, продолжают сталкиваться) с...

Всё понятно, но ничего не меняется

Заголовок этого текста — результат попытки обобщить некоторое количество вопросов, полученных в ходе работы с клиентами.Вопросы эти возникают настолько часто,...

«Ты просто недостаточно хочешь!» / Как научиться хотеть?

Утверждение, вынесенное в заголовок, мне приходилось встречать достаточно часто — как в обычной жизни, так и (что гораздо болезненнее) на приёме у мозгоправов...

Буддачарита: о важности сытости

Сразу скажу, что не отношу себя ни к буддистам ни даже к буддологам, и на всю изложенную далее историю смотрю с позиции обывателя, сидящего в своём...

Автозамены

Внезапно пост про адаптацию. Точнее, про один конкретный механизм, который оказался достаточно полезным.  Как и многие «инсайты» он очевиден (кто тут вспомнил...

Пара слов о ПТСР

Даже не знаю, куда отнести текст, который собираюсь написать: в личное или в профессиональное. Наверное, просто скажу, что не на пустом месте он появился, и,...

Забота и насилие

Достаточно сложно разграничить эти два понятия, хотя порой приходится встречать странное мнение, согласно которому первое имеет очень мало общего со вторым. ...

Чувство вины: можно ли от него избавиться?

Тема из контент-плана. Для начала следует отметить, что несмотря то, что чувство это может быть очень ярким, всепоглощающим и затмевающим собой всё — от...

Тотальная инвалидация в консультативной психологии

Вот за что не люблю психологов (принципиально не хочу вставлять сюда лицемерное «некоторых»), так это за их (нашу, чего уж там) склонность к тотальной...

Как пережить паническую атаку?

Вопрос из контент-плана. Они там все такие... странные. Так вот, для того, чтобы «пережить паническую атаку» достаточно просто не делать чего-то, что может...

Запись

НА КОНСУЛЬТАЦИЮ

Предусмотрено две процедуры записи: интерактивная (вы пишете мне в Telegram, и мы договариваемся о времени и других параметрах) и полуавтоматическая — через форму бронирования на сайте.

Ответы на вопросы

Можно ли записаться к другому специалисту?

Да, мы стараемся построить продуктивное профессиональное сообщество, включающее представителей различных модальностей, школ и взглядов. Полный список тех, к кому можно записаться, доступен по ссылке на соответствующий раздел. Важное замечание: мнения, ценности и представления о прекрасном могут различаться не только у разных специалистов, но и у каждого из них (иногда — в разные временные периоды, иногда — просто в силу неоднородности психики).

Есть ли возможность получить скидку?

Да, есть. По умолчанию скидка 20% предоставляется при оплате четырёх и более сессий. Кроме того, вы можете связаться с интересующим вас специалистом и обсудить возможность предоставления индивидуальной скидки.

Как технически происходит сессия?

В удалённом формате (обычно в Zoom, но возможны варианты по предварительной договорённости). Длится она 75 минут и предполагает использование видеосвязи всеми участниками процесса.

Сколько сессий потребуется?

Честный ответ — неизвестно. Если брать оценки уровня «с потолка», то обычно сколько-нибудь результативная терапия длится два-три года. Бывают исключения в обе стороны, но обещать что-либо в этом вопросе было бы неэтично, поскольку оснований для подобных обещаний быть не может.

И всё же, почему «Ботинок и карандаш»?

Есть такая методика патопсихологического исследования под названием «Сравнение понятий» (см., напр., Рубинштейн, 1998), в которой исследуемому предлагается найти общее между этими двумя понятиями (которые там считаются «несравнимыми», не имеющими ничего общего). Собственно, название сайта — это прямая отсылка туда.

Но то — дела минувших дней, сейчас же словосочетание «Ботинок и карандаш» вызывает у админа не столько гнев праведный на тему некорректности используемых в клинической практике патопсихологических методик, сколько вот такие образы:

Однако наименование получилось [оценочное суждение] прикольным, и тотальный ребрендинг нецелесообразен. Поэтому пусть будет так, тем более, что «наполнение старых форм новым содержанием» имеет самое непосредственное отношение к терапии как таковой.

Лучше не будет. Но будет иначе. И оно того действительно стоит.

 

Уже хотя бы потому, что иметь внутренних демонов в качестве союзников гораздо выгоднее, чем воевать с ними, т.к. в этой войне вы абсолютно точно проиграете. Демоны умеют телепортироваться из камер/клеток, куда вы их поместили в надежде на то, что так они перестанут вас пугать. Помещённые в камеру демоны становятся от этого только злее и непредсказуемее выскакивают из-за угла, когда вы думаете, что все продумали, когда ваше внимание отвлеклось или когда вы заснули.

Тёмные подземелья бессознательного, будучи исследованными, становятся надёжным убежищем, а не камерой пыток. Так говорят, во всяком случае. Пока вы будете идти, это может не быть для вас хоть насколько-то убедительным фактом. Но и выбор не идти может ощущаться ещё худшим.

Обоснованная уверенность в том, что самый страшный зверь в этом лесу — это вы, даёт настоящую свободу. И тяжесть принятия этого. Страх безнаказанности может пугать не хуже страха беззащитности. 

Всё не то, чем кажется. Гуманизмом может оказаться попытаться остаться в контакте после того, как произошло что-то, что в моменте выглядит абьюзивным, а ненасильственное общение может быть использовано для насилия и манипуляций. Экзистенциализм может предложить побыть в экзистенциальном кризисе и возможно в нём и остаться, а не искать из него выход. 

Что делать с вашими демонами в итоге решать только вам. И где-то на этом моменте оказывается, что созидать и разрушать только ваш выбор. И, на самом деле, мы не знаем правильного ответа.

Когда всё внутреннее внимание захвачено отрицаемыми или принимаемыми демонами, трудно повернуть голову вбок и посмотреть, есть ли вообще что-либо помимо демонов. И можно повернуть голову. Или же смотреть и знакомиться с демонами. И то и другое по очереди тоже можно. И тут тоже про выбор (ну или про то, что выбора никогда и не было, если вам ближе детерминизм и радикальный бихевиоризм).

This Area is Widget-Ready

You can place here any widget you want!

You can also display any layout saved in Divi Library.

Let’s try with contact form: