Сила уязвимости: 3 причины назвать это утверждение хуйнёй 

Блог

картинка к посту сила уязвимости

В рамках старой рубрики «охуенный контент-план» в одной серии с такими прекрасными (уже хотя бы в силу того, что они НЕ были написаны) постами как «Мудрость когнитивного снижения», «Богатство нищенствования» и «Радость депрессии». 

Не, я понимаю, что если у тебя идей — дырка от бублика — и та пойдёт в заначку: приходится работать с тем, что есть

«Сила уязвимости» как способ абьюза и газлайтинга

Если быть до конца серьёзным, я вполне могу проэмпатировать людям, которые пытаются найти преимущества в тех сложных обстоятельствах, в которых оказались (или в тех мешающих свойствах, которыми обладают). 

Можно сколько угодно говорить о том, что в действительно плохие ситуации лучше не попадать, но подобные морализаторства post factum обслуживают скорее интересы говорящих, а не тех, кому они, якобы должны помочь: инвалидация такая инвалидация.

И, вспоминая ханженствующих любителей газлайтингатебе не сложно и не больно, на самом деле тебе всё нравится™»), вытащим на свет важное различие: одно дело, когда субъект ищет хоть какие-то возможности, чтобы зацепиться и изменить положение вещей (либо когда он просто сдаётся — тут тоже лучи эмпатии и никакого осуждения, I feel your pain bro / sis).  И совсем другое, когда сытая (я даже не столько про еду, сколько про эмоциональные штуки) сволочная морда указывает тебе, что, дескать, голодание полезно. 

Если некто самостоятельно решает осмотреться и попробовать найти какие-то преимущества своего положения, моё ему почтение и всяческое одобрение!

Но, будучи применённой извне (неважно, под каким предлогом, забота от насилия в ряде случаев не особенно-то отличается), «сила уязвимости» — как идея, как элемент нарратива, в абсолютном большинстве должна рассматриваться в качестве одной из форм проявления агрессии (возможно, пассивной, но всё же агрессии).

Нередко о силе уязвимости говорят люди, находящиеся нихуя не в уязвимом положении.

Честно говоря, это несколько озадачивает: если в этой блядской уязвимости такая уж прям сила, какого хрена они сами туда не идут?

«Велика сила уязвимости, горы можно ей свернуть айтишников пачками соблазнять, полезная штука, чо ты печалишься-то, такая беззащитная и голодная?!»

«Запомни, дщерь, сила уязвимости твоей перед мужем твоим позволит тебе и очаг семейный поддержать, и деток уму-разуму поучить, и перед миром не стыдиться»

Вот только полезна она почему-то именно для тебя, который/ая и так мёрзнет-голодает, а для самой сытой сволочной морды всегда находятся медотводы и прочие поводы эту охуенную полезность на себе не испытывать. 

Нет, если ничего, кроме этой самой уязвимости нет, можно попытаться «сварить кашу из топора»: исследовать её (уязвимость, ведь в отличие от [метафорической] «каши» она вполне себе есть) честно и досконально, получив на выходе не только кучу повреждений, но и карту, которую в дальнейшем (при удачном стечении обстоятельств) можно передать своим «внутренним пулемётчикам», чтобы ориентировались лучше противника. 

Можно пойти в гиперкомпенсацию и буквально сделать уязвимость своим оружием: с её помощь можно манипулировать, ей можно триггерить «спасательские желания» в окружающих, а потом эффективно на этих самых окружающих паразитировать, её можно нагло предъявлять миру, наблюдая, как в контрагентах активируются в резонансе их собственная уязвимость (если этап исследования своей собственной пройден достаточно честно, то можно даже повеселиться, наблюдая за их страданием). 

Можно спрятать её за агрессией, требовательностью и отстранённостью: она не очень-то может питать работу и развитие, но топливом для всяких токсичных штук бывает вполне себе хорошим. 

Можно сделать троллейбус из буханки найти некий образ в масскульте и скопировать с него адаптации, а уязвимых образов в нашем коллективном бессознательном — более чем достаточно. 

Можно. 

Но утверждение о том, что в уязвимости — сила, корректным от этого не станет.

Сила уязвимости — нихера не сила, да и не в уязвимости

В общем, как оно обычно и бывает с громкими расхожими фразами, «сила уязвимости» — она, конечно, охуенная штука, но есть несколько маленьких, почти несущественных (сарказм) нюансов:

1. Сила не в уязвимости, а в способности её изображать, эксплуатируя индивидуальные или культуральные «уязвимости» окружающих («я так несчастен, и так благороден, налей мне пива, прекрасная дева»).

Манипулятивность — крутой скилл, манипулировать, воздействуя на чувство вины и / или родительские переносы, дёргать за гендерные стереотипы — эффективно, спору нет. Вот только какое отношение это имеет к реальной уязвимости, это же театр!

2. В уязвимости — не сила, в уязвимости — гибкость. В некотором смысле уязвимое состояние действительно может быть оптимальным (со всеми оговорками про подходящий контекст) просто за счёт того, что в нём психика (иногда!, это не обязательно так) сможет извернуться каким-то особенно хитрым образом, выполнить акробатический этюд, на который в других условиях не способна.

Люди по-разному реагируют на состояние уязвимости, некоторые входят в режим «нечего терять», рискуют, а кое-кто даже выигрывает (но тут не следует забывать про ошибку выжившего, разумеется).

3. Уязвимость уязвимости рознь. Тут нам опять подгаживает фундаментальная неоднозначность естественного языка. Дело в том, что в психологических текстах «уязвимость» может означать не только ситуацию, в которой субъект подвержен потенциальному воздействию неустранимой угрозы, но просто некоторая степень открытости.

Технически, конечно, второе часто является частным случаем первого («если я откроюсь, на меня могут напасть»), но это не тождественные ситуации. И выражение «сила уязвимости», если оно вообще имеет хоть немного смысла, оно как раз про второй случай, его корректнее сформулировать как «сила открытости».

Сила — в этой поистине фантастической способности некоторых травматиков выживать, несмотря на то, что подобные «артефакты силы» (на всякий случай, явным образом: сарказм) принудительно впихнуты в них в огромном количестве. 

Но это уже тема для другого текста.

Клинический психолог в «Ботинок и карандаш» | +995 58 77 84 238

Достаточно скептически относится к психологии и смежным дисциплинам, искренне считая, что имеет на это все основания. Не имеет определённой профессиональной принадлежности, одинаково не доверяя гештальтистам, КПТ-шникам, психоаналитикам и даже бихевиористам. Однако в работе считает возможным использование наработок из любых (ну, может быть, кроме совсем уж эзотерических) направлений.

Имеет опыт пребывания в психиатрическом стационаре, с последующим самостоятельным преодолением последствий этого самого опыта. Работает онлайн, иногда пишет довольно упоротые тексты на этом сайте.

Запись на консультацию к Виталию доступна по ссылке: https://calendly.com/vitaliy_lobanov/