Тренировочный рассказ про тревогу 8

Алена Коновалова, Сублимация

Герои: Америка 19 век. 2 раба — один подстраивается под систему, второй — считает, что система прогнила и ее нужно перестроить
Нарратив: что-то случилось и их обоих вызвали к их хозяину разбираться

«Виноват или он, или я. Или мы оба. Или никто.
Марк не любит меня. Когда он прибежал со своими криками на скотный двор, именно я приложил его оглоблей, заставив заткнуться и не смущать нормальных простых ребят своими сладкими речами. Как он так может? неужели человеческая жизнь для него ничего не значит? Сколько из тех ребят, которые послушают его, возьмут в итоге ножи, пойдут в разбой, и их потом повесят. Сам же Марк слишком умен, чтобы сделать так сам. Он будет лишь кричать, призывать и агитировать. Грязный, мерзкий человечишка. Как можно не ценить то, что у нас уже есть. Работа, еда, забота хозяев. Когда заболел младший брат Марка, хозяева вызвали к нему доктора и ведь так старались лечить. Марк просто неблагодарная скотина. То, что я собираюсь сказать хозяевам, будет правильно для всех.»

«Виноват или он, или я. Или мы оба. Или никто.
Сэл не любит меня. Именно из-за меня девушка, на которой он хотел жениться, сбежала от хозяев. После этого он правда поймал меня на скотном дворе и мы знатно подрались. Стыдно вспоминать, но совершенно не в мою пользу. Хотя кто бы подумал, что он может пойти на меня с оглоблей. После той драки я еще валялся, а вокруг него уже вились девицы, охая над его ранками и царапинками. Какой же все-таки Сэл мерзкий. И подхалим. Он заботится только о себе. Все, что его интересует, чтобы было спать помягче, брюхо набить покрепче, да девчонок полапать помясистее. Он никогда не глядит никуда дальше своего пупка. Когда умирал мой младший братишка (а ведь ему было всего 8), с каким безразличием он наблюдал за решением хозяев не делиться с моим братиком, нужным ему лекарством. Они лопотали что-то про то, что лекарство редкое и дорогое, про то, что они его достали на всякий случай для своей дочери и не хотят рисковать, а моему брату оно может и не помочь. Но ведь могло и помочь! Теперь же мой братик закопан, а их дочери «посчастливилось». Ненавижу. Мерзкие твари. Человеческая жизнь совсем для них ничего не стоит. Это их поле. Мне не победить их «хорошими» методами. Прости меня, мама. Прости меня, Господи! То, что я собираюсь сказать, будет правильно для всех.»

Для иллюстрации рассказа используется работа Мии Самопаловой.

Учусь психологии, консультирую как начинающий специалист.

Интересуюсь разницей карт в различных подходах к практической работе и границами применимости методов, поэтому на данный момент идеологически мультимодальна в обучении, в практике и в своей собственной терапии.

Пишу проективные рассказы. Делюсь в блоге заметками и всем тем, что показалось мне интересным на тему терапии.

Запись на консультацию ко мне доступна по ссылке: https://calendly.com/alena_konovalova

Тишина