Уважение к психотическому

Блог

В индустрии душевного здоровья и смежных «помогающих профессиях» сложилось несколько странное отношение к «психотическим феноменам». 

Некоторые психологи в принципе отказываются работать с людьми, находящемся на психотическом уровне организации личности, некоторые специалисты искусственно стараются «впихнуть своих клиентов в нормальность», кто-то просто избегает обсуждения аспектов, касающихся контакта с «первичным процессом». 

О чём здесь хотелось бы сказать: во-первых, «психотическое» не означает «психоза» (в клиническом смысле). Одно вполне может быть связано с другим, но связь там скорее корреляционная, а не причинно-следственная. 

Во-вторых, не каждый психотик (по уровню организации) всегда и непременно будет в психозе. 

Обратное также верно: не каждый человек, испытывающих психотические переживания (или даже актуально находящийся в психозе) является психотиком по уровню организации.

Примером, иллюстрирующим первое утверждение, модет быть человек, имеющий расстройство шизофренического спектра, но находящийся в стабильной ремиссии.

Примером второго (пусть не таким позитивным, но зато достаточно иллюстративным) является человек в состоянии наркотического опьянения (не рекомендуем к использованию, наркотики незаконны). 

К сожалению, всё ещё актуальным является публицистическое утверждение о том, что не каждый психоз имеет отношение к расстройствам шизофренического спектра (специалисты давно уже знают о существовании, например, психотической депрессии, но широкая публика продолжает ассоциировать психотические феномены исключительно с шизофренией). 

Разумеется, психоз не та штука, которую стоило бы романтизировать. Бред, галлюцинации, психомоторное возбуждение, потеря способности ориентироваться во времени, пространстве и собственной личности — не самые приятные и полезные вещи. 

Но есть одно «но»: крайне целесообразно разделять собственно патологический психотический процесс (тут — уже к психиатру) и некоторые адекватные (пока без точного определения) проявления психотического. 

Одним из подходов к пониманию психотических процессов является их рассмотрение в качестве некоторого «прорыва неосознаваемых (психоаналитики прямо говорят — «бессознательных») процессов в область сознания». 

Мощные, многомерные, захватывающие внимание пласты психической деятельности бывают (в норме) скрыты от обыденного сознания, которое просто не готово к прямому столкновению с ними. 

И когда они выходят на поверхность, это самое сознание зачастую просто не имеет навыков корректной работы с ними. 

В некотором смысле не случайно то, что в фазе продрома психотические эпизоды ассоциируются с сильными чувствами: это может быть тревога (как правило, речь идёт всё же о ней), либо отображение на чувственную сферу тех механизмов, с помощью которых психика пытается с ними справиться (ажитация, увлечённость некоторой идеей и т.п.). 

Здесь и начинается самая интересная часть: согласно одной из моделей, сознание, неспособное интегрировать эти переживания во всей их полноте, просто чтобы справиться с нахлынувшими ощущениями, включает режим «упаковки» этих переживаний в привычные категории. 

Неопределённая, недифференцированная тревога слишком сложна для непосредственного проживания: её хочется перевести в определённый и более понятный страх. 

Отсюда и возникают (впрочем, строго говоря, это лишь одно из возможных объяснений) бредовые идеи и галлюцинации: психика непонятное страшное пытается сделать страшным, но понятным (и оттого не таким пугающим). 

Соответственно, в некоторых случаях (помимо обращения за медикаментозной терапией к врачу-психиатру, здесь важно сказать о том, что я ни в коем случае не призываю к отказу от врачебной помощи) имеет смысл не пытаться подавлять эти проявления в себе, не ограничиваться стратегиями отрицания своих чувств (всё равно не получится) и переключения внимания, а стараться составить подходящий словарь, взрастить достаточно мощную семантическую систему, способную вместить эти переживания. 

Идея далеко не нова: психоаналитики со всеми своими (порой ненаучными, порой — откровенно странными) техниками и идеями именно этим и занимались. А до этого — священники и шаманы. 

Однако несмотря на отсутствие новизны, подход не теряет актуальности. 

А в качестве бонуса от интеграции в сознание этих до некоторых пор неосознаваемых, до-логических (а местами и до-вербальных) процессов достаточно часто можно получить развитие творческих способностей, мотивации, чувства витальности и многих других, достаточно положительно воспринимаемых социумом, штук. 

Именно поэтому я призываю (не отрицая медикаментозную терапию и не претендуя на универсальность применения данной идеи) не давить психотическое, по крайней мере, там, где это возможно.

Оно, конечно, страшное, но там много ценного сокрыто.

Клинический психолог в «Ботинок и карандаш» | +995 58 77 84 238

Достаточно скептически относится к психологии и смежным дисциплинам, искренне считая, что имеет на это все основания. Не имеет определённой профессиональной принадлежности, одинаково не доверяя гештальтистам, КПТ-шникам, психоаналитикам и даже бихевиористам. Однако в работе считает возможным использование наработок из любых (ну, может быть, кроме совсем уж эзотерических) направлений.

Имеет опыт пребывания в психиатрическом стационаре, с последующим самостоятельным преодолением последствий этого самого опыта. Работает онлайн, иногда пишет довольно упоротые тексты на этом сайте.

Запись на консультацию к Виталию доступна по ссылке: https://calendly.com/vitaliy_lobanov/