Всё понятно, но ничего не меняется

Блог

Заголовок этого текста — результат попытки обобщить некоторое количество вопросов, полученных в ходе работы с клиентами.

Вопросы эти возникают настолько часто, что порой кажется, будто каждый человек, проходящий терапию, рано или поздно с чем-то таким столкнётся. 

Суть явления описывается довольно просто: через некоторое количество часов работы, если психолог не сильно тупил, а клиент выбрал хоть сколько-нибудь вменяемый баланс между анализом и отыгрыванием, они, хотят того или нет, разработают какую-то модель работы психики клиента. 

Она может быть неточной, неполной, не называться моделью явным образом (а, например, преподноситься просто как набор наблюдений, быть скрытой за квази-фактологичностью).

Даже при соблюдении вышеуказанных условий эта модель вполне сможет отвечать главному требованию: она, если всё сделать правильно, будет достаточно убедительной / правдоподобной для самого клиента. 

И здесь начнётся самое интересное: модель есть, она даже не слишком плоха, она позволяет объяснить те или иные события и переживания, она (в хорошем случае) неплохо предсказывает эмоционально значимые штуки, вот только проблем в жизни меньше не становится, да и фрустрация как-то не снижается. 

Возникает закономерный вопрос: а что теперь делать-то

Довольно часто тревога, сопровождающая это состояние, толкает участников (одного из, или обоих сразу — как повезёт) на поиски более совершенных моделей.

В целом это не является чем-то однозначно плохим, если процесс конечен во времени (и меньше общей продолжительности терапии). 

Действительно [почти] всегда можно построить более точные модели (например, сменив психолога, но не только), однако основная сложность состоит в том, что и с новыми моделями, вероятнее всего, клиент окажется в той же самой ситуации

Необходим качественный переход: как идеи без реализации не имеют коммерческой ценности, так и самые глубокие инсайты без внедрения в повседневную жизнь не очень-то полезны. 

В этом смысле показательным примером являются психонавты: некоторые из них неплохо так умеют обкалываться Шульгиным / экзотическими дарами природы, а потом анализировать друг друга в бессознательное по подъездам, сетуя потом на специфических форумах на то, что, дескать, Дядьсаша недостаточно забористую фигню придумал / описал. 

Но проблема далеко не всегда в методе или специалисте, который его практикует. Гораздо чаще она лежит за границами применимости самого метода.

Психоаналитик [возможно, что] поможет построить модель, КПТ-шник даст фреймворк для анализа убеждений, Дядьсаша опишет [вырезано], которые [вырезано] очень далеко [вырезано] многое. 

Но суровая правда состоит в том, что никто из перечисленных не перенесёт полученное знание в ежедневную жизненную рутину.

Самые глубокие инсайты, самые впечатляющие опыты, самые точные модели не имеют никакого практического смысла, если с этой самой практикой находятся в разных «уровнях бытия». 

В некотором смысле, именно здесь основная терапевтическая работа и начинается: перенести инсайт / новый навык из уютненького пространства терапии на враждебную и скупую почву реальной жизни зачастую бывает гораздо сложнее, чем играть с теоретическими конструкциями. 

Однако валидация оценки высокой сложности задачи никак не отвечает на вопрос о том, как её решать. Да, собственно, и не должна: контекст важен, и универсальных ответов тут быть не может. 

Зато можно выделить некоторые направления повествования, которые кажутся представляющими некоторый интерес. 

Первую группу подходов можно условно отнести к волюнтаризму: взять и внедрить.

Звучит жестоко, но здесь тезис не в том, что «соберись, тряпка», а в том, что хороший инсайт действительно может внести такую дезорганизацию, что о переходе в практическую плоскость можно тупо забыть, и здесь некоторая внешняя валидация на тему того, что в физическом мире ещё ничего не изменилось, и для того, чтобы изменения появились, надо что-то делать, в некоторых случаях может быть в тему. 

Второе направление — это анализ ограничений: выявление факторов, которые приводят к тому, что целевое состояние не достигается автоматически и вообще отличается от наличествующего.

Понимание того, что субъект повторяет сценарии родительской семьи в межполовых отношениях, например, само по себе не стоит ничего. А вот в совокупности с данными анализа факторов, которые мешают ему действовать иначе, — уже может иметь некоторую ценность. 

Скрытая сложность заключается в том, что в процессе такого анализа можно (с немалой вероятностью) влететь в ту же ситуацию: понимание ограничений есть, а толку нет.

Но, собственно, никто не запрещает применять это рекурсивно: где-то будет точка выхода (хотя бы по исключению, вызванному нехваткой ресурсов, очень надёжная штука). 

Третья группа вопросов, которые имеет некоторый смысл рассмотреть, заключается в том, чтобы поискать возможность получать положительное подкрепление за целевое действие.

Условно говоря, если за каждое изменение человек будет получать значимые (для него лично) ништяки, вероятность реализации этих изменений будет сильно выше, чем если нет. 

В целом, ничего нового тут сказать невозможно: классическое «возьми и сделай, если не можешь, убери препятствия, если не хочешь, поменяй контекст так, чтобы захотеть». 

Конкретные методы разнообразны и не подлежат перечислению в рамках этого поста: кому-то нужно будет сходить к психиатру за транками, и под их действием преодолеть социальную тревожность, кому-то достаточно простой валидации извне, кто-то начнёт шевелиться только ради возможности созависимости и слияния, а для кого-то сам факт инсайта будет необходимым и достаточным условием для того, чтобы начать действовать: люди разные (хотя и одинаковые).

Но что объединяет всех, так это некоторая «привязка» к тому, что мы привыкли называть конвенциональной реальностью, и невозможность освободиться от неё полностью (эзотерические размышления о полном  уходе в астрал оставим за рамками данного текста).

Клинический психолог в «Ботинок и карандаш» | +995 58 77 84 238

Достаточно скептически относится к психологии и смежным дисциплинам, искренне считая, что имеет на это все основания. Не имеет определённой профессиональной принадлежности, одинаково не доверяя гештальтистам, КПТ-шникам, психоаналитикам и даже бихевиористам. Однако в работе считает возможным использование наработок из любых (ну, может быть, кроме совсем уж эзотерических) направлений.

Имеет опыт пребывания в психиатрическом стационаре, с последующим самостоятельным преодолением последствий этого самого опыта. Работает онлайн, иногда пишет довольно упоротые тексты на этом сайте.

Запись на консультацию к Виталию доступна по ссылке: https://calendly.com/vitaliy_lobanov/